Компьютеры и программы

23*2005 (приложение)

23/2005
5/2005
16/2005
32/2004
26/2004
18/2004
6/2004
35/2003

ПОИСК

ИНФОРМАЦИЯ

О нас
Контакты
Где купить?
Реклама на сайте
Подписка на новости
Карта сайта



  главная    содержание    форум    архив  

Статья

НОУТБУК. СДЕЛАЙ САМ

НЕТ, В ЭТОЙ СТАТЬЕ МЫ НЕ БУДЕМ РАССКАЗЫВАТЬ ПРО КОМПЛЕКТЫ ДЛЯ СБОРКИ НОУТБУКОВ, ХОТЯ ТАКИЕ УЖЕ НАБИРАЮТ ПОПУЛЯРНОСТЬ ЗА ГРАНИЦЕЙ И ИХ ВПОЛНЕ МОЖНО ДОСТАТЬ В РОССИИ. В ЭТОТ РАЗ МЫ ОСВЕТИМ ПРОИЗВОДСТВО НОУТБУКОВ В НАШЕЙ СТРАНЕ, ИНТЕРЕС К КОТОРОМУ ВЫЗВАЛ, КАК ЭТО НЕ ПАРАДОКСАЛЬНО, ПЕРЕВОД СБОРОЧНОГО ПРОИЗВОДСТВА IRU ИЗ МНОГОЛЮДНОЙ МОСКВЫ В ПЕРЕНАСЕЛЕННЫЙ КИТАЙ.

 

БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА

Когда вы стоите в магазине перед полкой с ноутбуками, вам хочется выбрать производительный и качественный аппарат, а не собирать его самостоятельно. Но в том-то и дело, что от последовательности и содержания операции на производстве зависит, насколько долог и счастлив будет ваш союз с ноутбуком. Все начинается с маркетинга: российский производитель прикидывает, какие модели будут популярны в нашей стране, в какую цену они должны вписаться, и когда необходимо их выпустить в продажу. С таким «фотороботом» будущего ноутбука представитель российской компании едет в Азию. Основные производственные площади находятся в континентальном Китае и на Тайване. Можете не удивляться, что даже ноутбуки таких известных российских производителей, как Rover Computers (марка RoverBook) и Atlantic Computers (MaxSelect), рождаются в Азии, но не торопитесь делать выводы о том, имеют ли моральное право наши компании ставить лейбл «Сделано в России».

Начинается все с большой политики. Известно около десятка поставщиков, каждый из которых ежегодно выпускает десятки моделей для ОЕМ-контрактов. Точнее такую схему принято называть ODM — несмотря на то, что азиаты поставляют ноутбуки в виде практически законченного решения, в готовом изделии не всегда встретишь упоминание, что к данному мобильному ПК приложил руку кто-то еще, кроме компании, продающей ноутбук под своей маркой. Большая часть моделей создается по персональному заказу НР, Dell, ASUS и других монстров рынка. Зачем им упоминание о том, что к их фирменным продуктам приложили руку сторонние производители? Правильно, совершенно незачем. И они заключают так называемый эксклюзивный договор, согласно которому выбранные ими дизайны ноутбуков больше никому предлагаться не будут. Таким образом, у российских производителей остается немало моделей на выбор, трудность в том, чтобы выбрать те, которые будут популярны в России, и постараться получить на них эксклюзивные права.

В отличие от всемирных корпораций, наши производители не могут похвастаться большими объемами, поэтому приходится выбирать: или брать на себя обязательства реализовать столько-то ноутбуков, или смириться с тем, что покупатель, пройдясь вдоль полок, обнаружит этот же ноутбук с логотипом другого производителя. Надо отметить, что с выходом платформы Centrino портативные компьютеры унифицировались, что позволило многим российским компаниям завести корпоративные ноутбуки. Они закупают их относительно небольшими объемами, в этом случае не обязательно подписывать эксклюзивное соглашение, можно выбрать модель, на которую просто никто из конкурентов не покусился. Стоит отметить, что хотя при подписании соглашения на эксклюзивность модели она действительно будет уникальной для России, но соглашение вполне может допускать продажу ее под другим брендом где-нибудь в Австралии или Европе. Таким образом, российская компания будет лишена конкурентов в своей стране и при этом получит ноутбуки по приемлемой цене. Для того, чтобы получить полный эксклюзив, надо заказать около полумиллиона экземпляров одной модели. Пока для наших производителей это просто нереально — весь наш рынок в 2005 году составит 1,2—1,4 млн. экземпляров. Причем с переводом iRU производства в Китай даже все вместе взятые российские производители едва ли освоят четверть рынка.

Самостоятельная разработка ноутбука тоже маловероятна. Даже для набивших на этом деле руку тайваньцев она обходится недешево — 1 млн. долларов разработка каждой новой модели. Трудно предположить, сколько потратят на разработку своего дизайна российские производители, не имеющие такого опыта.

 

ВОСТОК — ДЕЛО ТОНКОЕ

Вернемся в Азию. Вот модель выбрана, тайваньский или китайский поставщик убежден, что ни одна компания не сможет продавать ее так же хорошо, как вы, поэтому вам удалось заключить эксклюзивный контракт. Все, можно паковать ноутбуки и продавать их в России? Нет. Начинается первая стадия доведения их до ума. В нашей стране наибольшим спросом пользуется продукция нижнего ценового сегмента, однако пользователи придирчивы к качеству. Для тайваньцев же царапинка даже на дорогой модели не является катастрофой — кто-нибудь все равно купит. Что уж говорить о матрице, тут логика ясна: чем дешевле ноутбук, тем хуже у него экран, пусть даже себестоимость у него ненамного ниже, чем у хорошего дисплея. Иначе достоинства более дорогих экземпляров будут неочевидны. Однако наши производители не смирились с такой ситуацией. Например Rover Computers самостоятельно подбирал мониторы и договаривался с тайваньским поставщиком об их интеграции в ноутбук. Хотя мобильный ПК позволяет, как конструктор, произвести такую замену достаточно легко, но сам процесс выбора монитора и доставки является непростым для производителя ноутбука. Уже на этом этапе представителям компании приходится на месте выяснять ситуацию и отслеживать сроки поставок и целостность груза. После того, как ноутбук готов, его лучше протестировать на месте. Это азиатский производитель считает, что все нормально, но у той же компании Rover Computers на месте проверяют компоненты мобильного ПК на работоспособность и идеальный внешний вид. Отсылать ноутбук потом обратно из России — слишком дорогое удовольствие. Кроме того, тайваньские стандарты качества отличаются от российских. В нашей стране были случаи, когда продавались модели, пластик на которых трескался после нескольких использований. Отечественный покупатель, скорее всего, не станет приобретать такой ноутбук, хотя производителей из Тайваня это особо не заботит, и они продолжают выпускать такой товар. Вот такое первое вторжение русского духа на простор азиатских ноутбуков.

 

ТАМОЖНЯ ДАЕТ ДОБРО?

При пересечении таможни отношение к ноутбукам российского и иностранного производства разное. В смысле таможенных сборов. Ноутбуки для сборки в Россию поступают без жесткого диска, без памяти и процессора. Соответственно и налоговые сборы на них ниже. Однако если в первые годы российского «ноутбукостроения» разница составляла по косвенным данным 200—300 долл., то в последнее время она опустилась ниже 50 условных единиц. В такой ситуации противостоять по цене корпорациям, которые продают ноутбуки по всему миру (и делают их в миллионных количествах), стало очень сложно. Как результат — перевод российской сборки iRU в Китай. Фактически это переход на готовые ноутбуки тайваньских фирм. Однако ситуация может и измениться. Проведенные недавно рейды компетентных органов на таможенные склады показали, что большинство сотовых телефонов в нашу страну ввозятся «в серую», то есть неправильно оформленными, чтобы платить меньше таможенных пошлин. Теперь таможенники грозятся сделать контроль более строгим и заставить всех правильно растамаживать электронику. Если они осуществят свое обещание, то импортные ноутбуки подорожают на 20% — российские предприниматели получат возможность снова повысить свою маржу. В любом случае покупатель от таких пертурбаций проиграет — цены уже выросли из-за дефицита. И даже если потом окажется, что ноутбуки ввозились правильно, то вряд ли производители захотят сразу снизить на них цену до той, которая была до повышения.

 

РОССИЙСКАЯ СБОРКА

Наконец комплекты из почти собранных ноутбуков (без жесткого диска, процессора, памяти и блока питания) и недостающих комплектующих приходят в Россию. Кроме экономии на таможенных пошлинах полуразобранное состояние позволяет производителю изменять конфигурацию ноутбука в широких пределах. Это тоже немаловажный фактор для сборки на месте — находясь рядом с заказчиком, производитель имеет возможность более оперативно реагировать на его потребности. Так, компания Fujitsu Siemens Computers начала сборку настольных ПК в России ради участия в одном из тендеров. Но такой подход становится выгодным, если одному заказчику требуются десятки тысяч единиц продукции. Если для настольных ПК такие объемы уже не редкость, то в сфере ноутбуков они пока не встречаются. Поэтому производитель ноутбуков должен быть уверен, что реализует десятки тысяч ноутбуков в розницу и при более мелких корпоративных заказах. Кроме российских производителей на сборку в России решилась Prestigio — номинально корейская фирма. А из иностранных компаний ближе всего к ней HP, Fujitsu Siemens Computers и LG, имеющие сборочные мощности в России (настольных ПК и телевизоров). Но компании практически в один голос заявили, что в ближайшее время сборка ноутбуков в России не ожидается.

Сборка ноутбуков в России производится конвеерно-стапельным методом. То есть каждый сотрудник выполняет не одну, а две-три операции. При таком подходе и работа получается менее монотонной, и компания имеет возможность перегруппировывать операции по сборке, чтобы позже безболезненно переориентировать рабочих с одной операции на другую. Полностью конвейерное производство более потоковое, оно требуется только при больших объемах производства: 30–40 тыс. ноутбуков в месяц.

Магическое число. Вообще 0,5 млн. ноутбуков — это такой знаковый барьер, который отделяет крупного сборщика от настоящего производителя. Начиная с этой цифры, становится выгодным не только полностью конвейерное производство, но и литье собственных корпусов ноутбуков — весомый шаг к изготовлению эксклюзивных моделей. Интересно, что и выпускать ноутбуки выгодно количествами, кратными 500 тысячам. Если делать меньше, то стоимость пресс-формы раскладывается на меньшее количество ноутбуков и себестоимость каждого из них увеличивается. Если производитель хочет сделать более полумиллиона штук, то ему придется делать еще одну пресс-форму, так как предыдущая не выдержит более полумиллиона отпечатков.

В общем, не дотягивают пока российские производители до производства собственных корпусов ноутбуков. Пока же сборка в России доросла только до литья корпусов для ЖК-мониторов (компания Prestigio штампует их в Александрове).

 

СБОРКА ПО-РУССКИ И ПО-ЕВРОПЕЙСКИ

Так что пока задача российских производителей заключается в том, чтобы правильно собрать комплектующие. Однако это не так просто. Требуется обучить этому процессу людей без технических навыков (сотрудник, который разбирается в ИТ, может просто не пойти в Москве на зарплату в 300–500 долларов), наладить контроль за его выполнением и схему действий на каждый возможный случай.

Первым делом составляется комплект из ноутбука, недостающих комплектующих и аксессуаров, которые будут положены вместе с ним в коробку. Каждая вещь маркируется штрих-кодом, к ней прикладывается «путевой лист», на котором указано, какие детали лежат на данном поддоне. Это не прихоть — перепутав память или процессор, можно загубить ноутбук стоимостью пару тысяч долларов. А так сотрудник, получая ноутбук, первым делом считывает сканером штрих-коды и получает информацию о том, какую модель он собирает. Если тип процессора или памяти не поддерживается данной платой, то об этом ему подскажет компьютер, присоединенный к сканеру. Заодно детали не потеряются по дороге (ни случайно, ни умышленно), а если пропажа и произойдет, то база данных подскажет, на каком этапе это произошло. Она же служит источником информации, чтобы найти нужную модель ноутбука на сборочной линии, что требуется, если, например, обнаруживается серия ноутбуков с повышенным процентом бракованных экземпляров.

Первый этап — заливка образа операционной системы. Опять-таки благодаря путевому листу легко выбрать нужный файл. Если российский производитель небольшой, то копирование может производиться просто подсоединением накопителя ноутбука вторым жестким диском к какому-нибудь ПК, а далее копируется содержимое. Такой крупный производитель, как Rover Computers, имеет специальную установку, которая способна одновременно устанавливать операционную систему на несколько жестких дисков. И опять, считав штрих-код, сотрудник получит информацию, какой из образов разворачивать на диске.

Можно спорить, является ли установка нескольких комплектующих в почти готовый ноутбук производством или сборкой, но дело-то совсем не в терминах. Чем более автоматизировано производство (штрих-коды, общая база данных и т.п.), тем меньше вероятность человеческой ошибки. А значит, получаются более качественные ноутбуки.

Вообще качество — это один из краеугольных камней стратегии сборки ноутбуков в России. Кроме возможности подобрать конфигурацию для клиента российский производитель знает, какие комплектующие он использует, и имеет возможность протестировать ноутбук перед отправкой покупателю.

 

ДОВЕРЯЙ, НО ПРОВЕРЯЙ

Перед отправкой из Азии ноутбук собирают целиком, даже наносят логотип нужной русской компании. Однако после его вторичной сборки в России мобильный ПК непременно отправляется на термостенд. Термостендом, или термокамерой, называют комнату с повышенной температурой, и если ноутбук стабильно работает в таких условиях, то и при комнатной температуре все будет «ОК». Обычно мобильный ПК перевозят туда на тележке, а вот в Prestigio красиво организовали этот процесс — в процессе сборки ноутбук движется по ленте транспортера. По ней же он и въезжает в термокамеру и выезжает из нее. Время тестирования и состав тестов несколько различаются в зависимости от производителя, так как каждый из них имеет собственный опыт. Например, в Rover Computers уверены, что нахождение нотубука в термокамере более 3 часов вредит его техническому состоянию. А у бывшего российского производителя iRU тесты в термокамере продолжались вдвое дольше: половина из них проходила под DOS для проверки отдельных комплектующих компьютера, а остальные — под управлением Windows, что позволяло проверить стабильность операционной системы.

Если через термокамеры проходят все ноутбуки, то у Rover Computers для части из них приготовлены еще и дополнительные испытания: холодильный шкаф — системная плата подвергается температурному сужению, которое выливается для нее в механическое напряжение. Такая ситуация возможна и в жизни — не все же работать в теплой комнате, так что пользователь должен быть уверен, что его машинка работает во всем диапазоне рабочих температур. Еще одна проверка происходит на вибростенде. Если радиатор плохо приклеен или винты плохо прикручены, то вибростенд выявит неполадки и ноутбук отправится на переделку. При этом новые модели чаще оказываются на последних двух стендах, а когда они подтверждают качество своей сборки, то из них экземпляры берутся реже.

После испытаний ноутбук запускают уже при обычных условиях, чтобы убедиться в корректной работе ОС, а также проверить монитор на отсутствие битых пикселей. Если все в порядке, то его упаковывают вместе с аксессуарами в коробку и отправляют на склад, откуда он поедет к партнерам или в магазин.

 

ВОЙНА ЗА ПОКУПАТЕЛЯ

Хотя ноутбук уже собран, его судьба все еще не определена. В магазине покупатель может пройти мимо к более красивому ноутбуку. Однако есть рычаги воздействия на таких «отщепенцев». Даже не очень красивый ноутбук привлечет больше внимания, если его рекламировали по телевизору или в СМИ. Еще один способ привлечь покупателя — низкие цены на продукцию, но тогда производителю будет трудно самому сводить концы с концами. Но самая действенная реклама — это рекомендация соседа. Поэтому качество ноутбуков является одним из важнейших параметров в конкурентной борьбе. Так, уровень внутреннего брака в Rover Computers достигает 10%. То есть каждый десятый ноутбук не проходит контролера. Если бы такой процент был обратившихся в гарантию, то их уже вряд ли бы кто покупал. Но задача многоступенчатой системы проверки как раз и состоит в том, чтобы выявить все экземпляры, которые сломались по дороге, случайно были повреждены, в конце концов, просто опрометчиво посчитаны тайваньцами нормальными. (Вспомните историю из начала статьи о трескающемся пластике на петлях крышки.) Зато уровень обращений в сервис после тотальной проверки моделей уже заметно ниже этой страшной цифры.

Вообще 10% — это предельный уровень брака. Если в серии данный показатель превышен, то ее посылают на исследование, чтобы найти причину неполадок. Чаще всего удается обойтись изменением BIOS, однако иногда приходится «перетряхивать» и всю начинку. Тут-то и делает свое доброе дело база данных по ноутбукам, благодаря которой можно постараться найти факторы, общие для бракованных машинок, и быстро найти на линии проблемные машинки.

Если все-таки ноутбук сломался, то в бой вступает второй фактор — уровень сервиса. Давно прошли те времена, когда можно было уверенно купить компьютер за крупную сумму и не беспокоиться о гарантии. Да и были ли они когда-нибудь? Вряд ли, ведь ломается все. Сделать тотальную систему проверки невозможно, она потребует неоправданно высоких затрат. Задача производителя состоит в том, чтобы найти баланс между качеством и затратами на него. И, конечно, уровень брака должен быть так низок, чтобы каждая поломка казалась досадным недоразумением.

Даже если ноутбук у пользователя сломается, но его быстро починят или поменяют, то у него не останется негативных впечатлений, и он будет рекомендовать производителя своего ноутбука друзьям. Поэтому важное значение имеет разветвленная сервисная сеть. Хотя она вроде бы не имеет непосредственного отношения к производству, но без нее и ноутбуки никому бы не были нужны.

 

ИХ НРАВЫ

Что касается выяснения вопроса, можно ли операции, производимые в России, называть производством, или это — просто сборка, то достаточно взглянуть на пример зарубежных компаний. Все ведущие производители не производят ноутбуки, а заказывают их в Азии. Исключением является Lenovo, которая благодаря IBM теперь входит в элиту ноутбучного бизнеса. Но таким компаниям, как Dell, HP и др., просто невыгодно осуществлять полный цикл по созданию ноутбуков. У них есть значительное отличие от российских компаний — они сами создают свой дизайн. Еще одним исключением является Fujitsu, она самостоятельно проектирует ноутбуки линейки LifeBook в Японии, однако бюджетную серию Amilo тоже закупает в Азии (автор знает, что Япония тоже находится в азиатском регионе, однако место сборки ноутбуков обычно Китай, реже — Тайвань, иногда Южная Корея). Жестким требованием является проверка ноутбуков на стойкость (падения с высоты, большое количество нажатий на клавиши), работа при вибрациях и т.п. Это большое количество тестов, проводит которые производитель ноутбуков. Делает он их для всех своих моделей, но только для «пилотных» образцов, чтобы понять, где можно сэкономить на материале, а где это приведет к поломкам.

То, над чем работает любой производитель, — это многоступенчатый контроль. И то, как поставлен контроль на Rover Computers, выглядит внушительно.

Что же вынудило iRU уйти c рынка, что может помешать другим российским производителям в будущем? Во-первых, бизнес по продаже ноутбуков сейчас низкорентабельный. Стоит новому игроку на рынке выставить низкие цены, как остальные участники вынуждены повторять его ходы и на чем-то экономить. Интересен довод представителя одного иностранного вендора: «Изначально все российские производственные компании образовывались на базе дистрибьютерских фирм. В результате партнеры всегда имеют повод для подозрений, не пользуется ли «своя» компания преимуществами? А для иностранных производителей работа с партнерами — жизненная необходимость». Подтвердил эту мысль и один из российских дистрибьютеров, по секрету рассказав, что не афиширует российское происхождение одного своего продукта, чтобы дилеры не завидовали. Понятно, что на собственной марке маржа больше, но ведь бизнес делают люди, и не всем хочется, чтобы другой зарабатывал больше денег.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В общем, проблем, связанных с российской сборкой, хватает, но все они кажутся какими-то мелкими. Если оставшиеся российские производители ноутбуков не будут допускать промахов, то продолжат составлять значительную часть рынка. И это не исключение: в Европе хорошо себя чувствует Medion, в других регионах также имеют свою долю популярности местные бренды. Что касается производства вместо сборки, то на данном этапе в России можно производить разве что платы. Надеемся, что в будущем в ноутбук с маркой «Сделано в России» будут вложены и российские компоненты, а не только труд наших соотечественников.

В статье использованы фотографии с завода по производству ноутбуков компании Rover Computers.

Александр БАУЛИН





Мнения пользователей

Negent  (2010-12-12) 
Кто-нибудь знает, берёт ли к себе Rover на стажировку работников?


Dr.Samuil  (2010-11-21)
Да, статья интересная.
Только окончание оказалось не лишком хорошим в плане производства российских компонентов...



Оставить мнение

Имя

E-mail (не обязательно)

Мнение


Введите код

 
  все статьи    все тесты    экспертная оценка    школа потребителя  




Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Rambler's Top100
Система Orphus


Нашли ошибку на сайте? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © "Потребитель".
Использование материалов сервера в on-line изданиях разрешается при наличии гиппертекстовой ссылки на comp.potrebitel.ru.
Ссылка должна содержать слова: "Журнал ПОТРЕБИТЕЛЬ. Компьютеры и программы".
Использование материалов в off-line изданиях возможно лишь с письменного разрешения редакции.
По вопросам размещения рекламы, ошибкам на сайте, предложениям по работе сайта -


Место для рекламы: